Сказка

 
Автор:
  Алексей Гаврилов

  Насадил дед репку.
  Как порядочный пенсионер, он мог бы это, конечно, сделать на грядку. (И нечего тут хихикать и пальцем тыкать. Разве вас в детстве не учили, что показывать пальцем некрасиво. Особенно грязным. Да, да идите помойте руки, перед… К-хм, неважно. Под словом ЭТО, я имел в виду «насадить»… А не то что вы там себе подумали. Или мне. Да прекратите вы уже смеяться, в конце-то концов!)
  Но не таков был наш дед Мак… (ага, вот и не угадали!) сим. Насадил он ее (вы еще помните, что я про репку?) на ствол автомата. И был бы он не дед Макар… Максим, то есть, если бы автомат был не Калашниковым, а каким-нибудь там с газировкой, или игровым, например. Ну не хватило силенок богатырских у нашего деда, чтобы поднять автомат с газировкой. Тем более полный. (Точно знаю. Уже пробовали. Зря только по шее от охранников получили, когда пытались. Правда, был это игральный автомат, мы из «ентого хитрого механизьма» выигрыш выколачивали. Но это еще поспорить можно, какой автомат тяжелее, с газировкой или с монетами. А было это в местном клубе по интересам. В казино «Золотой Баран», то есть, до этого правда, звалось место сие общественным туалетом, ну да не суть. Ох и крепко тогда осерчал на нас хозяин этого очень любимого и уважаемого односельчанами заведения. Да.)
  А причем тут репка, спрашиваете? Дык, для шуму! В смысле, от шума. Глушитель, то есть. Родной-то, бабка себе забрала, тесто катать, и до сих пор не отдает.
  И пошел дед Максим в это самое казино. Он ведь тогда не просто так тряс шайтан-прибор. Первый раз зашел на чудо посмотреть, где все даже самые работящие мужики с утра пропадают, ну и засунул туда последнюю сторублевку. А она, по всему видать, застряла там где-то, между шестеренок (дед Максим, конечно, понятия не имел, как устроен однорукий бандит, но был твердо уверен, что там все из шестерней, пружин и прочих болтов. Потому как сам пару раз разбирал сломавшиеся часы и видел как там все хитро сделано. Он даже собрал часы обратно, только запасных частей, почему-то, осталось слишком много. А часы так и не заработали.), и обратно никак. А до пенсии еще оставалось порядком времени. Вот и расстроился он шибко.
  А вчера, когда середь ночи брел к туалету (деревня же, удобства-то на улице), оскользнулся о кость. Сука, собака его, отрыла где-то, наигралась и бросила на дороге. Да так шмякнулся наш герой о землю, что шишку набил. Матерился, конечно, страсть. Евоный благой мат полдеревни слыхало, дед Максим-то мужик горластый всегда был. Но когда успокоился, понял, как вернуть потерянную деньгу. По телевизору видел, в программе «Криминальные новости». А Жучку он ругать не стал, даже наоборот, погладил и почесал за ухом.
  Рано утром наш пенсионер посетил часовенку и выпросил Holy Aura у батюшки Сергия (вообще-то, в миру он был Мефодием, но придя в лоно церкви, решил взять более подходящее для православного священнослужителя имя.)
  Долго ли, коротко ли брел наш солдат по селу, (скорее коротко. Деревня-то всего двенадцать дворов, да заброшенный свинарник у поля на окраине.), куда глаза глядят да стрелка на мини-мапе указывает.
  По пути ему даже посчастливилось замочить скрытого NPC. Пробираясь среди двухметровых стеблей кукурузы, так и норовящих заехать почтенному старцу здоровенным початком по неприкрытой привычной ушанкой голове, дед Максим не заметил прятавшегося там деревенского пьяницу Петьку, по прозвищу Тракторист. В итоге еще не допитая в полдень чекушка самогона пролилась на его замасленную матроску. Однако, Петька, похоже, нисколько не расстроился, только жалобно замычал и уткнулся лицом в разложенное на земле сено, наверняка позаимствованного с соседнего поля. И захрапел.
  Наконец, показалось вдали знакомое заведение. Толкнув ногой деревянную дверь, на ручке которой, правда, висел внушительных размеров амбарный замок, на который эту самую дверь на ночь и запирали, дед Максим вошел внутрь...
  Что тут началось! Мужики, завидев трофейный пулемет в руках деда, с криками бросились в рассыпную. Громче всех кричали те самые охранники, двое из яйца, одинаковых с лица. Лысые и квадратные, шкафы два на два. На пару они решили выпрыгнуть в окно, да вот не задача, полезли оба в одно. И застряли, что немудрено. А теперь висели, передом на улицу, задом, прости Господи, к деду, и визжали точно бабы какие.
  И только дед Максим подошел к автомату, в котором, как он помнил, и застряли его сто рублей, как в свои владения ворвались трое. Собственно, хозяин казино, грузин Гиви, и два его брата, с родины выписанные родственнику в подмогу бизнес вести, азербайджанец Хачик и армян Гоги. Наверное, услышали вопли охранников, и прибежали с заднего двора, где готовили шашлык из баранины.
  Хитро-опытные кавказцы, заметив, что на привычном месте у автомата отсутствует рожок с патронами (дед Максим, по своей старческой памяти, забыл его дома), не испугались нашего горе-террориста…
  Сидя попой в луже, невесть откуда взявшейся, поскольку уже целый месяц не было дождя, дед Максим, думал что ему делать дальше. Обиженный донельзя, он ведь всего-то и хотел, сшибить прикладом автомата крошечный замок на задней стороне крышки автомата (верный приклад давно заменял деду Максиму молоток и кувалду. Жаль только, что дров им не наколоть и сена не накосить). Видел по телевизору как это делаю спецназовцы, когда вламываваются в запертые офисы. Он даже взял с собой масленку у бабки от старой швейной машинки какого-то немца по фамилии Зингер, на случай, если придется смазать механизм и заставить его вернуть деньги.
  Деньги надо было возвращать в любом случае, а значит идти придется на крайние меры…
  И стал дед кликать.
  У них в деревне сейчас это дело страсть как модно стало, и стыд и позор тому, кто кликать не умеет. Вот и кликают все поголовно. Пришлось старухе тоже взять отложенные на новую шапку деду Максиму деньги, и пойти купить мышь. Да не простую (испугались, что с ихней еще детей наделают, мышат то есть). А компьютерную. Двухкнопочную, «со скроллом», как внучка учила. Внучка же в свои шестнадцать была девочкой умненькой, «продвинутой». Городская, что сказать! Так что теперь дед с бабкой могут одновременно кликать. Хотя никакого, даже самого завалящегося Селерона у них, само собой, не было. Кулер только, и тот - старый вентилятор от трактора.
  И накликал.
  Сперва бабка прибежала. В деревне ее все ласково звали Матвевной. Хотя, сколько она себя помнила, а помнила она себя о-о-очень долго (и еще больше не помнила), отца ее всегда звали Петром. Ну да не суть. Побросала все кастрюли и прочие сковородки на кухне, звон стоял аж громче колокольного, и прибежала. Как была, в застиранном фартуке и ершиком для чистки банок, так и прибежала.
  Следом внучка явилась. Румяная вся, видать опять у забора целовалась с местным драчуном и хулиганом Мишкой К.
  Затем Жучка, с той самой костью, на которой поскользнулся дед Максим, в зубах.
  Кошка явилась только к вечеру. Проголодалась, наверное. А мышку не взяли. Та последние патроны вчера-сь на сигареты сменяла. Вот дед её вместо Минздрава и предупредил хорошенько.
  Бабка за дедкой, внучка за бабку, Жучка за внучку… ну вы знаете, твердым шагом и в правельном строю, в народе называемом свиньей, прикрывая друг друга с флангов и тыла пошла на штурм базы противника…
  И в этот самый момент Вася П. понял, приехавший на летние каникулы в деревню здоровье поправлять, молоком отпаиваться и дышать чистым воздухом (со стойким запахом навоза), что не быть ему ни сисадмином в компьютерном клубе WWW. Название он сам и придумал, но жители села не поняли и не оценили, только посмеивались над молодостью и неопытностью, полагая что эта такая неправильная антенна. Но дважды бывавший в городе староста деревни объяснил всем, что видел такие буквы в городе. На дверях туалета. А так как староста был человеком любимым и уважаемым, то ему поверили. И теперь в клуб заходили в основном именно для справления нужд, благо было это бесплатно.
  А понял Вася что не бывать ему администратором потому что электричество вырубили. Во всей деревне. На три месяца. И раньше давать не собирались. Такие дела.Насадил дед репку.
  Как порядочный пенсионер, он мог бы это, конечно, сделать на грядку. (И нечего тут хихикать и пальцем тыкать. Разве вас в детстве не учили, что показывать пальцем некрасиво. Особенно грязным. Да, да идите помойте руки, перед… К-хм, неважно. Под словом ЭТО, я имел в виду «насадить»… А не то что вы там себе подумали. Или мне. Да прекратите вы уже смеяться, в конце-то концов!)
  Но не таков был наш дед Мак… (ага, вот и не угадали!) сим. Насадил он ее (вы еще помните, что я про репку?) на ствол автомата. И был бы он не дед Макар… Максим, то есть, если бы автомат был не Калашниковым, а каким-нибудь там с газировкой, или игровым, например. Ну не хватило силенок богатырских у нашего деда, чтобы поднять автомат с газировкой. Тем более полный. (Точно знаю. Уже пробовали. Зря только по шее от охранников получили, когда пытались. Правда, был это игральный автомат, мы из «ентого хитрого механизьма» выигрыш выколачивали. Но это еще поспорить можно, какой автомат тяжелее, с газировкой или с монетами. А было это в местном клубе по интересам. В казино «Золотой Баран», то есть, до этого правда, звалось место сие общественным туалетом, ну да не суть. Ох и крепко тогда осерчал на нас хозяин этого очень любимого и уважаемого односельчанами заведения. Да.)
  А причем тут репка, спрашиваете? Дык, для шуму! В смысле, от шума. Глушитель, то есть. Родной-то, бабка себе забрала, тесто катать, и до сих пор не отдает.
  И пошел дед Максим в это самое казино. Он ведь тогда не просто так тряс шайтан-прибор. Первый раз зашел на чудо посмотреть, где все даже самые работящие мужики с утра пропадают, ну и засунул туда последнюю сторублевку. А она, по всему видать, застряла там где-то, между шестеренок (дед Максим, конечно, понятия не имел, как устроен однорукий бандит, но был твердо уверен, что там все из шестерней, пружин и прочих болтов. Потому как сам пару раз разбирал сломавшиеся часы и видел как там все хитро сделано. Он даже собрал часы обратно, только запасных частей, почему-то, осталось слишком много. А часы так и не заработали.), и обратно никак. А до пенсии еще оставалось порядком времени. Вот и расстроился он шибко.
  А вчера, когда середь ночи брел к туалету (деревня же, удобства-то на улице), оскользнулся о кость. Сука, собака его, отрыла где-то, наигралась и бросила на дороге. Да так шмякнулся наш дед о землю, что шишку набил. Матерился, конечно, страсть. Евоный благой мат полдеревни слыхало, дед Максим-то мужик горластый всегда был. Но когда успокоился, понял, как вернуть потерянную деньгу. По телевизору видел, в программе «Криминальные новости». А Жучку он ругать не стал, даже наоборот, погладил и почесал за ухом.
  Рано утром наш пенсионер посетил часовенку и выпросил Holy Aura у батюшки Сергия (вообще-то, в миру он был Никодим, но придя в лоно церкви, решил взять более подходящее для православного священнослужителя имя.)
  Долго ли, коротко ли брел наш солдат по селу, (скорее коротко. Деревня-то всего двенадцать дворов, да заброшенный свинарник у поля на окраине.), куда глаза глядят да стрелка на мини-мапе указывает.
  По пути ему даже посчастливилось замочить скрытого NPC. Пробираясь среди двухметровых стеблей кукурузы, так и норовящих заехать почтенному старцу здоровенным початком по неприкрытой привычной ушанкой голове, дед Максим не заметил прятавшегося там деревенского пьяницу Петьку, по прозвищу Тракторист. В итоге еще не допитая в полдень чекушка самогона пролилась на его замасленную матроску. Однако, Петька, похоже, нисколько не расстроился, только жалобно замычал и уткнулся лицом в разложенное на земле сено, наверняка позаимствованного с соседнего поля. И захрапел.
  Наконец, показалось вдали знакомое заведение. Толкнув ногой деревянную дверь, на ручке которой, правда, висел внушительных размеров амбарный замок, на который эту самую дверь на ночь и запирали, дед Максим вошел внутрь...
  Что тут началось! Мужики, завидев трофейный пулемет в руках деда, с криками бросились в рассыпную. Громче всех кричали те самые охранники, двое из яйца, одинаковых с лица. Лысые и квадратные, шкафы два на два. На пару они решили выпрыгнуть в окно, да вот не задача, полезли оба в одно. И застряли, что немудрено. А теперь висели, передом на улицу, задом, прости Господи, к деду, и визжали точно бабы какие.
  И только дед Максим подошел к автомату, в котором, как он помнил, и застряли его сто рублей, как в свои владения ворвались трое. Собственно, хозяин казино, грузин Гиви, и два его брата, с родины выписанные родственнику в подмогу бизнес вести, азербайджанец Хачик и армян Гоги. Наверное, услышали вопли охранников, и прибежали с заднего двора, где готовили шашлык из баранины.
  Хитро-опытные кавказцы, заметив, что на привычном месте у автомата отсутствует рожок с патронами (дед Максим, по своей старческой памяти, забыл его дома), не испугались нашего горе-террориста…
  Сидя попой в луже, невесть откуда взявшейся, поскольку уже целый месяц не было дождя, дед Максим, думал что ему делать дальше. Обиженный донельзя, он ведь всего-то и хотел, сшибить прикладом автомата крошечный замок на задней стороне крышки автомата (верный приклад давно заменял деду Максиму молоток и кувалду. Жаль только, что дров им не наколоть и сена не накосить), смазать механизм специально взятой у бабки для этого случая масленкой от старой швейной машинки какого-то немца по фамилии Зингер, и заставить игральный автомат вернуть его деньги.
  Деньги надо было возвращать в любом случае, а значит идти придется на крайние меры…
  И стал дед кликать.
  У них в деревне сейчас это дело страсть как модно стало, и стыд и позор тому, кто кликать не умеет. Вот и кликают все поголовно. Пришлось старухе тоже взять отложенные на новую шапку деду Максиму деньги, и пойти купить мышь. Да не простую (испугались, что с ихней еще детей наделают, мышат то есть). А компьютерную. Двухкнопочную, «со скроллом», как внучка учила. Внучка же в свои шестнадцать была девочкой умненькой, «продвинутой». Городская, что сказать! Так что теперь дед с бабкой могут одновременно кликать. Хотя никакого, даже самого завалящегося Селерона у них, само собой, не было. Кулер только, и тот - старый вентилятор от трактора.
  И накликал.
  Сперва бабка прибежала. В деревне ее все ласково звали Матвевной. Хотя, сколько она себя помнила, а помнила она себя о-о-очень долго (и еще больше не помнила), отца ее всегда звали Петром. Ну да не суть. Побросала все кастрюли и прочие сковородки на кухне, звон стоял аж громче колокольного, и прибежала. Как была, в застиранном фартуке и ершиком для чистки банок, так и прибежала.
  Следом внучка явилась. Румяная вся, видать опять у забора целовалась с местным драчуном и хулиганом Мишкой К.
  Затем Жучка, с той самой костью, на которой поскользнулся дед Максим, в зубах.
  Кошка явилась только к вечеру. Проголодалась, наверное. А мышку не взяли. Та последние патроны вчера-сь на сигареты сменяла. Вот дед её вместо Минздрава и предупредил хорошенько.
  Бабка за дедкой, внучка за бабку, Жучка за внучку… ну вы знаете, твердым шагом и в правельном строю, в народе называемом свиньей, прикрывая друг друга с флангов и тыла пошла на штурм базы противника…
  И в этот самый момент Вася П. понял, приехавший на летние каникулы в деревню здоровье поправлять, молоком отпаиваться и дышать чистым воздухом (со стойким запахом навоза), что не быть ему ни сисадмином в компьютерном клубе WWW. Название он сам и придумал, но жители села не поняли и не оценили, только посмеивались над молодостью и неопытностью, полагая что эта такая неправильная антенна. Но дважды бывавший в городе староста деревни объяснил всем, что видел такие буквы в городе. На дверях туалета. А так как староста был человеком любимым и уважаемым, то ему поверили. И теперь в клуб заходили в основном именно для справления нужд, благо было это бесплатно.
  А понял Вася потому что электричество вырубили. Во всей деревне. На три месяца. И раньше давать не собирались. Такие дела.

  Орфография и пунктуация - авторские. Текст редактуре и корректуре не подвергался, сохранив тем самым первозданную целостность и стройный ряд ошибок, внесенных, возможно - кто знает - со стратегическим умыслом.